Бронированный кулак

Опьяненный первым успехом политики империалистских захватов, легко возбуждающийся Вильгельм произнес в Киле речь, которая среди всех его других многочисленных и напыщенных речей впоследствии особенно запомнилась. Со всеми, кто посмеет как-либо задеть Германию, он угрожал расправиться «бронированным кулаком». Все — и лучше всего англичане  — поняли, что на этот раз угроза направлена не столько по адресу Китая, сколько снова по адресу Англии: «Имперская власть,— заявил Вильгельм,— включает и власть над морями: одна не может существовать без другой».  Ответ принца Генриха был выдержан в таком же духе, наглом и вызывающем. Генрих заявил, что задача уходящей на Дальний Восток военной эскадры состоит в том, чтобы «возвестить за рубежом евангелие священной особы вашего величества, проповедовать его каждому, как тем, кто захочет слушать, так и тем, которые не пожелают этого».  После пресловутой крюгеровской телеграммы это был новый открытый, публичный вызов по адресу «владычицы морей». На сей раз английская пресса встретила выступления германского полусамодержца и его брата ироническими комментариями, сдержанно потешаясь над тяжелым прусским остроумием.  Но и в Германии кильский диалог двух Гогенцоллернов вызвал восторги только среди наиболее крайних империалистских, пангерманских кругов, которые как раз в это время, раздувая пропаганду в пользу «безграничных флотских планов», продвигали морскую программу Тирпица.


Comments are closed.