Германский посланник

Брандт, бывший германский посланник в Пекине, считавшийся наиболее крупным знатоком дальневосточных дел, доказывал правительству, что самый верный путь к достижению цели — идти вместе с Россией, воспрепятствовать чрезмерным претензиям Японии за счет Китая и после этого потребовать, чтобы «благодарный Китай» за бескорыстную услугу германского правительства уступил бы ему или, на худой конец, сдал бы в аренду порт или угольную станцию. Брандт указывал и на то, что такая политика на Дальнем Востоке не только не ослабит позиции Германии в Европе, но, наоборот, улучшит ее стратегическое положение, поскольку, поддерживая Россию в Китае и отвлекая ее к делам Дальнего Востока, она ослабит русский нажим на восточной границе Германии. Таким образом, Брандт рассчитывал заинтересовать и руководящие военные круги в поддержке его планов экспансии в Китай.

Несколько раньше, в тот самый день, когда Ли Хун-чжан в качестве представителя Китая прибыл в Симоносэки, чтобы начать мирные переговоры с японской делегацией, германское правительство приняло решение не отталкивать от себя Англию и даже создавать в Лондоне представление, будто Германия не исключает возможности, что она будет поддерживать английскую политику на Дальнем Востоке. Задачу германской политики Вильгельм определил цинично, но ясно: «Мы должны продаться подороже».  В то же время германская дипломатия начала лебезить в Петербурге, подталкивая царское правительство на активное дипломатическое вмешательство в японо-китайские дела.


Comments are closed.