Католический центр

Своей политикой уступок реакционным юнкерским элементам Гогенлоэ скомпрометировал себя перед либералами и католическим центром. С другой стороны, юнкерство, военные круги и вообще весь реакционный лагерь считали, что он недостаточно энергичен и во всяком случае неудачлив в проведении их требований. Словом, старый Гогенлоэ, окончательно растерявшийся, скомпрометировал себя перед всеми. Это было как раз то, что нужно было Вильгельму и его кружку. Генерал Вальдерзее, кандидатура которого на пост рейхсканцлера была временно отставлена, 13 июня записал в своем дневнике: «Скверно то, что кайзер не хочет связывать себя какой-нибудь программой, во всяком случае определенно не хочет себя связывать во внешней политике. Так как он и впредь, как и раньше, хочет сам руководить ею, то он, конечно, вполне охотно удержит дядю Хлодвига (Гогенлоэ)». И действительно, вопреки своим опасениям, дряхлый Гогенлоэ был оставлен на своем посту. Но он окончательно превратился, употребляя его собственное выражение, в соломенное чучело.

Так закончился сильно затянувшийся правительственный кризис. Адмирал Гольман был уволен в отставку, на его место назначен адмирал Тирпиц. Через десять дней был уволен Маршалль. Вскоре он получил пост посла в Константинополе. На его место был назначен посол в Риме Бернгард Бюлов. «Высшие сферы» надеялись, что после отставки Маршалля уйдет и Гольштейн. Но он не ушел, а уволить его они побоялись. Они надеялись, что в дипломатической «лавочке» Бюлов сможет ограничить влияние Гольштейна.


Comments are closed.