Опорный пункт

Официально сообщив рейхстагу, что правительство добивается в Китае создания «опорного пункта», он выдвинул на первый план мотивы экономические и политические. «Именно потому,— говорил он,— что мощно развивающаяся германская индустрия борется с большими трудностями на многих европейских и внеевропейских рынках, которые некоторые страны, к сожалению, пытаются запереть от нее, мы вдвойне обязаны позаботиться о том, чтобы на будущее сохранить для нас хотя бы китайский рынок, куда за последние десять лет наш вывоз увеличился в три раза». Таким образом, агрессивное вторжение германских вооруженных сил в Китай и оккупацию китайской территории он пытался представить как мероприятие, являющееся вынужденным ответом на расторжение Англией ее торгового договора с Германией, ответом на рост протекционизма в США и в других странах. Что касается политических мотивов, то, продолжая бить в «национальный барабан», Бюлов выдвинул интересы империалистского престижа: Германия, заявил он, не может оставаться в Восточной Азии державой второго ранга. Этого было достаточно, чтобы юнкерски-буржуазное большинство рейхстага выразило свое глубокое удовлетворение политикой правительства. Оставалось только в выигрышном свете представить дипломатическую сторону дела. Для такого мастера словесной эквилибристики, каким являлся Бюлов, это не составляло никакого труда.


Comments are closed.