Открытие парламента

Гатцфельд интересовался, насколько эти предложения Чемберлена имеют поддержку всего кабинета. Предстояло открытие парламента, и ему важно было знать, какую позицию займет правительство в оценке положения дел в Китае. Чемберлен уклонился от прямого ответа на этот вопрос. Он заметил только, что правительство еще само не знает, как будет освещать эти события перед парламентом, и что многое будет зависеть от того, как будут протекать англо-германские переговоры.

Таким образом, Гатцфельд пытался убедить свое правительство, что в результате его второй встречи с Чемберленом появилась некая, более приемлемая база для того, чтобы продолжать переговоры о заключении англо-германского соглашения: во-первых, английский парламент, если потребуется, утвердит предлагаемый Чемберленом договор, .ибо, сообщал он, даже лидеры оппозиции, вроде либерал империалиста Розбери и сторонника «малой Англии» Гаркорта, не поднимут голоса против сближения с Германией, а .во-вторых, предлагаемый договор не имеет столь агрессивно направленного острия против России, как это можно было предполагать раньше. Желая убедить свое правительство в приемлемости новых предложений Чемберлена в качестве базы для переговоров, Гатцфельд делал вид, будто он не замечает, что эти новые предложения являются дипломатической маскировкой прежнего чем — берленовского плана столкнуть Германию и Тройственный союз с Россией и ее союзницей — Францией. Но Гольштейн и Бюлов продолжали настаивать на своем.


Comments are closed.