Размещение займа

Поскольку банки, предвкушая размещение займа и другие возможные блага, вроде получения железнодорожных концессий, права на строительство портов в Китае и т. д., оказывали политике правительства свою полную поддержку, а бисмарковский лагерь, по своим соображениям, не возражал против нее,— правительство могло придерживаться прежней линии. Но вот в самом начале мая в Берлине стало известно, что китайское правительство, не закончив своих переговоров о крупном займе с немецкими ‘банкирами, обратилось в Лондон и получило там два займа. Эти займы были невелики (на 1 млн. ф. ст. из 6% и на 400 тыс. ф. ст. из 7%), но среди немецких банкиров они вызвали сильное недовольство. Однако переговоры в Берлине продолжались. Вдруг пришло сообщение, что китайское правительство подписало в Париже соглашение с французскими банками под гарантию России на сумму 16 млн. ф. ст. По свидетельству Остен-Сакена, эта весть произвела в германских финансовых и политических сферах «впечатление совершенно непредвиденного события». Немецкая пресса, застигнутая врасплох, как и немецкие банки, которые определяли ее настроения, сразу переменила тон. Если раньше она благодушно и самодовольно расписывала, какие благодеяния принесет Китаю, Германии и всему миру участие германских банкирских домов в размещении займа, то теперь она в самом раздраженном тоне стала обвинять правительство в том, что оно не сумело дипломатическими средствами предотвратить русско-французский заем и тем самым упустило возможность реализовать столь исключительно выгодную финансовую сделку.


Comments are closed.