Русский царизм

Он считал, что русский царизм всегда может удовлетворить этот инстинкт, поскольку русский крестьянин привык голодать и ему все равно — голодать во время мира или во время войны. Но почему же Германия дала себя втянуть в завоевательную политику на Дальнем Востоке? Ответ на этот вопрос Либкнехт искал в общих династических интересах, связывавших Германию с русским царизмом. Политике царской России он противопоставлял политику Англии, которой, вопреки фактам, он приписывал Стремление избегать раздела Китая, стремление облагодетельствовать Китай реформами и развивать его материальные ресурсы.

Именно в конце XIX в. этой завоевательной политике еще более усиленно, чем раньше, стали предаваться и другие державы, среди которых Англия, стремясь сохранить и расширить свою колониальную монополию, играла в этом отношении одну из ведущих ролей. В последние годы этого века, когда уже заканчивался раздел мира и новые молодые державы — Япония, Германия, США, выйдя на мировую арену, уже ставили перед собой задачу подготовки к борьбе за его передел, Либкнехт все еще считал, что старый антагонизм между царской Россией и Англией остается доминирующим. Таким образом, новый антагонизм между Германией и Англией он просто игнорировал и считал, что, например, в Китае этот антагонизм не имеет самостоятельного значения. Естественно, такой взгляд порождался недооценкой сущности новой германской политики последних лет. Либкнехт считал, что в Китае эта политика является выражением торговых и промышленных интересов германских капиталистов, а ее агрессивный характер—отражением династических интересов Германской империи, которые эксплуатируются русским царизмом.


Comments are closed.