Сентиментальный

Нет, не сентиментальному Клопштоку снова довелось стать модным среди господствующих классов Германии. Когда девятнадцатый век отсчитывал свои последние годы, а Германия уже окончательно встала на путь «империалистского развития, ее господствующие классы нуждались в немецком Киплинге, который воспел бы их жажду к новым территориальным захватам, их колониальные авантюры, их вызревающую мечту о господстве. Они не нашли своего Киплинга. Тогда они вернулись к Ницше. Еще недавно, в начале 90-х годов, этот философ необузданного индивидуализма и сомнительных парадоксов вызывал среди них презрение. Только аристократическая чернь аплодировала ему. Но уже через несколько лет Ницше стал властителем дум господствующих классов Германии, которых привлекал его антидемократизм, его холодная ненависть к массам, его беспримерный культ силы, его апология войны и «хладнокровной жажды истребления, совершаемой с чистой совестью». Их привлекал его культ «сильного человека». С этим философским знаменем они готовились вступить в XX век, когда, как они понимали, будет решаться судьба их растущих замыслов и вселенских претензий. Они многого ждали от будущего и уже готовились к нему. Они пытались сплотить свои силы и откровенно искали «сильного человека», который мог бы обеспечить осуществление их целей. Но «сверхчеловек» остался философской абстракцией.


Comments are closed.