Военные корабли

Когда стало известно, что русские военные корабли бросили якорь в Порт-Артуре, в Берлине облегченно вздохнули. «Слава богу»,— надписал Вильгельм на полученном сообщении.  Заискивание перед Англией снова можно было прекратить.

Но еще раньше, когда выяснилось, что аппетиты русского царизма нарастают, Бюлов решил, что придется пообещать еще один «жирный! кусок», если только царское правительство окажет давление на Китай в смысле скорейшего заключения договора о Цзяочжоу и «признает преимущественные интересы германского капитала в Шаньдунской провинции. Германская дипломатия стремилась тогда создать у царского правительства впечатление о всяческой готовности идти навстречу его требованиям, тем более, что расплачиваться за это должен был Китай. К тому же появился еще один немаловажный факт, который заставлял .германскую дипломатию искать сближения с Россией: небольшой круг дельцов, посвященных в дальневосточные дела, всполошился, когда узнал, что Япония приступила к осуществлению мобилизационных мероприятий в армии и во флоте.  Это казалось настолько серьезным, что морское ведомство в январе 1898 г. потребовало немедленной посылки значительных морских сил в дальневосточные воды.


Comments are closed.