Вопрос об отставке

Вопрос об отставке Гольмана был предрешен, и фигура, которая должна была сменить его, уже была точно известна. Но кто должен был стать во главе ведомства иностранных дел — этот вопрос еще не был решен. Все зависело от того, по какому варианту пойдет решение кризиса. Кайзер и его клика все еще не расставались с планами роспуска рейхстага, ликвидации конституции и проведения программы «безграничного морского строительства». Однако обострение ближневосточного кризиса и опасности, которые неожиданно возникли в связи с усилением активности английского империализма в Трансваале, сдерживали стремления немедленно осуществить государственный переворот. Решено было выждать. В то же время правительственные, пангерманские, колониальные круги усилили кампанию в пользу морского флота, а кайзер продолжал задирать рейхстаг, провоцировал его, называя тех, кто не был энтузиастом флотских планов, «ублюдками», «бездомной сволочью» и другими столь же изящными эпитетами.

Положение становилось все более напряженным. Маршалль и католический центр пытались внушить Гогенлоэ мысль, что при желании он сам мог бы использовать обострившуюся международную обстановку для того, чтобы отсрочить развитие правительственного кризиса. Они надеялись, что в таком случае правительство могло бы удержаться до осени. Но старый канцлер окончательно растерялся. «Я не могу править,— беспомощно лепетал он,— против общественного мнения и против кайзера одновременно».


Comments are closed.