Юнкерство и престол

Они мечтали о ликвидации в Германии всеобщего избирательного права и об установлении открытой военной диктатуры, опирающейся на армию, юнкерство и престол.

Вскоре, однако, выяснилось, что католический центр, который оказался в рейхстаге камнем преткновения на пути к осуществлению морской программы, вовсе не был настроен против нее так решительно, как он это изображал. Либер явился к Гогенлоэ и дал ему понять, что вина всему— не правительственный законопроект о флоте, а поведение кайзера. Он заявил дальше, что кайзер своими провокационными выходками затрудняет положение партий и так восстановил всех против себя, что если бы можно было выбирать между Вильгельмом и Бисмарком, преимущество было бы на стороне последнего. В устах лидера партии, которая испытала бисмарковский «культуркампф», это звучало как угроза и одновременно как вымогательство. Что касается главного вопроса — вопроса об усилении военно-морского флота, то Либер признался, что его партия вовсе не является принципиальным противником правительственной программы. Он дал понять, что центр просто вынужден маневрировать перед лицом избирателей, которые боятся, что усиление военно-морского флота потребует увеличения налогов, в особенности косвенных. Это была чисто иезуитская политика, и проводилась она настолько прозрачно, чтобы правящие круги поняли ее смысл. Католический центр требовал уступок, компенсаций, грозил усилить в своей политике партикуляристские тенденции, а в общем торговался, чтобы подороже продать свою поддержку империалистской политики.


Comments are closed.